Криминальная агрессия
Страница 2

Агрессию, совершаемую по собственной инициативе, без провокации со стороны жертвы, продуманную, заранее спланированную, по наблюдениям Л.П. Конышевой, совершали три различные категории лиц. Первые действовали из жестоких побуждений (по обозначению автора - "садистический вид агрессии"); вторые совершали акты агрессии по мотивам "социопатической молодёжной самоактуализации", а третьи - по мотивам "группового самоутверждения". У всех этих лиц имела место деформация системы ценностных ориентаций.

Выделяют и разные мотивы криминального агрессивного поведения. Импульсивные мотивы, как следует из их названия, возникают ситуативно в сложной для субъекта обстановке под влиянием сильных эмоциональных переживаний. При этом нарушается опосредованность поведения, оно определяется преимущественно внешними обстоятельствами без предварительного планирования, осознания, выбора целей и способов действий, без учёта существующих норм и возможных последствий содеянного. При инструментальных мотивах агрессия выступает как средство достижения значимых целей, способ подавления сопротивления жертвы, принуждения её к определённым действиям. Враждебные мотивы реализуют агрессию как самоценность, и агрессивное поведение при этом часто сопровождается издевательством, унижением жертвы без каких-либо утилитарных целей. Это самопобуждающаяся агрессия, которая не зависит от ситуации и не требует внешнего повода для своего развёртывания. Последним из названных агрессивных мотивов является мотив групповой солидарности. Побуждаемый им вид агрессии направлен на получение одобрения со стороны референтной группы для завоевания в ней желаемого статуса, иногда он реализуется также под влиянием фактора группового давления [6].

В литературе анализируются разные аспекты криминальной агрессии. Так, Н.А. Барановский [7], в своё время изучавший потребности, лежащие в основе насильственных преступлений, утверждал, что большинство их обусловлено деформацией социальных потребностей правонарушителей. Например, деформированная потребность в социальном взаимодействии трансформируется в тенденцию к доминированию, превосходству, насилию. По его данным, в основе 90% преступлений против личности лежит извращённое проявление субъектом своего Я, причём в 81% случаев указанная потребность хорошо осознаётся преступником, а в 31% имеет к тому же устойчивую личностную значимость. В то же время искажение в системе потребностей является хотя и наиболее распространённой, но не необходимой предпосылкой криминальной агрессии.

Конфликтные ситуации при криминальной агрессии могут быть объектными, обусловленными обоюдными претензиями на обладание какими-либо благами материального характера, и безобъектными, вызванными несовместимостью осуществляемой деятельности. Одной из разновидностей безобъектных конфликтов являются провокационные конфликты. Их специфика заключается в том, что субъект, исходно стремящийся к реализации агрессии, создаёт ситуацию, провоцирующую у потенциальной жертвы негативные реакции на себя для того, чтобы морально оправдать собственные, якобы ответные, насильственные действия.

Чрезвычайно существенна динамическая характеристика криминальных конфликтов, их интенсификация, эскалация в ходе протекания. Психологическим механизмом такой эскалации является рост иерархического ранга мотивов, являющихся объектом посягательства и защиты, вовлечение в противоречие обоюдных интересов всё более высокого порядка. При этом исходная причина, породившая конфликт, отходит на второй план, теряет своё значение.

На основании изучения различных модальностей агрессивности были описаны четыре её подтипа:

1) недифференцированная агрессивность;

2) локальная агрессивность;

3) враждебная агрессивность;

4) жестокая агрессивность [8]. Но существует и принципиально иной подход к анализу феномена агрессии, когда её разделяют не на основании качественной специфики, а в соответствии с уровнем психологической организации проявляющего агрессию человека. Так, Т.Н. Курбатова [9, с.27-28.] выделяет разные уровни агрессии: личностный, субъектно-деятельностный и индивидный. Первый из них определяется, по мнению автора, мотивационной сферой, самосознанием личности и проявляется в предпочтении насильственных способов достижения целей. Субъектно-деятельностный уровень, отражающий стремление к достижению успеха, цели, ответную реакцию на угрозу, проявляется в привычном стиле поведения. Индивидный уровень релевантен биологической основе человека и состоит в защите себя, своего потомства, имущества и т.п.

Страницы: 1 2 3 4


Коррекция и профилактика наркомании
Когда можно заметить, что ваш член семьи употребляет наркотики? § Когда нарастает безразличие ко всему, что было интересно § Когда видим уходы из дома и прогулы в школе, институте по непонятным причинам § Когда видим чрезмерно болезненную реакцию на любую критику § Когда видим избегание контактов с домашними § Когда резко снизилась ...

Научающе-бихевиоральное направление в теории личности. Б. Ф. Скиннер: теория оперантного научения. История развития и основные направления в бихевиоральной терапии
Все теоретики, чьи точки зрения мы уже рассмотрели, интересовались тем, что происходит внутри человека, внутренними структурами и процессами, лежащими в основе наблюдаемых форм поведения. Будь то бессознательные психические процессы и конфликты, описанные Фрейдом, архетипы Юнга, внимание концентрировалось на состоянии «внутри человека». ...

Психологические особенности неосторожных преступников
Основная особенность этой категории преступников — дефекты психической саморегуляции. Неосторожные преступные деяния: нарушение правил безо­пасности эксплуатации технических средств, преступная халат­ность, нарушение правил охраны труда, пожарной безопаснос­ти, неосторожные убийства и др. — характерны для лиц с де­фектами психической с ...